четверг, 30 июня 2011 г.

Крыши и Андрэ во сне

Вчера допоздна рассматривали с Татьяной предложения покупок (Angebote) квартир в Ганновере в интернете. С фотографиями, адресами и планировками. Мыслей, чтобы что-то купить нет, но было интересно совершить такое вот путешествие по недвижимости Ганновера. Открыли Google Maps, чтобы посмотреть места расположений домов и виды сверху. Наверное, потому-что много насмотрелся на дома сверху, видимые со спутника, и было уже поздно - ночью мне приснился сон про крыши. Правда про другие - какие только можно увидеть во сне. Фантастических высот, площадей, конфигураций и переходов. Меняющих свои размеры и формы. Вновь появляющиеся и опять исчезающие. Нечто подобное я уже видел и в других своих снах. Многие сны как бы связаны друг с другом похожими сюжетами, местами, обстоятельствами и прочими атрибутами жизни и(или) сна. А ещё мне приснился Андрэ - куратор моей дипломной работы на Фольксвагене в Брауншвайге, с которым я и после защиты диплома ещё два года работал рука об руку. Мы встретились с ним на одной из крыш, поздоровались и, даже, обнялись. А потом вместе бегали по крышам и переходам, перескакивали и перешагивали с одной крыши на другую. Нам было хорошо и весело. Я чувствовал себя лёгким и беззаботным, каким можно чувствовать себя только во сне. Хорошо, что хоть там можно отвлечься от реальной, не всегда приятной действительности. Может я должен ему на днях позвонить? Давно уже ничего о нём не слышал. С другой стороны наши пути уже давно разошлись. Он как работал так и дальше работает на старом месте и делает карьеру, а я уже работаю в другом. А перед этим ещё учился полгода на курсах, изучал Oracle. Столько учился и не очень многого достиг. В смысле карьеры. Некоторые и без такой интенсивной учёбы достигли большего. Хорошо, что хоть сижу в бюро и делаю инженерную работу. А этим не все могут похвастаться, особенно, которые так же как и я переехали в другую страну с другим языком и другим образом жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями. Во всяком случае было хоть и сложно, но интересно. Пришлось много переучиваться, доучиваться, перестраиваться и подстраиваться. Надо быть благодарным за то, что имеешь. И за то, что можешь всё ещё скакать по крышам, видеть жизнь в цвете и радоваться. Не смотря ни на что.


Ганновер, четверг, 30.06.2011

P. S. см. Крыши и Андрэ во сне - часть 2

воскресенье, 26 июня 2011 г.

Последний день отпуска. Снова на работе. Посылка

Понедельник, 20.06.2011 
Последний день отпуска. Вернее это уже даже не отпуск, а день отгула (Gleittag). Отпуск закончился в пятницу. До этого, в субботу и воскресенье, занимались приготовлениями - в понедельник отмечается наша свадьба у Тани на работе. В общем-то приготовлениями больше занималась Таня, а я какими-то другими делами. Немного помогал тоже. Утром с Таней погрузили в машину пироги и шампанское (Sekt) и поехали к ней на работу. Затащили всё это на кухню, шампанское - картонный ящик с шестью бутылками - удалось запихать в холодильник. Познакомился с её коллегой по работе и комнате "сокамерником" и уехал опять домой.

По дороге купил упаковочную клейкую ленту (Packband) и взял адрессные наклейки для посылок в REWE в киоске. Состояние такое, что делать ничего не хочется. Валю всё на таблетки. Надо позвонить врачу. Сегодня принял первый раз целую. До этого: два раза по половинке, четыре раза по три четвёртых и, вот наконец, целую. Таблетки, по словам врача, должны были в течение следующих месяцев при регулярном приёме устранить моё недомогание, обусловленное стрессом. Сегодня ровно неделя, как я их принимаю. Позвонил врачу. В приёмной сказали, что он сейчас разговаривает с пациентом и что потом перезвонит. Кое-как заставил себя заняться чисткой зимних ботинок и ботинок на сегодня. Забрызгал кремом для обуви раковину, стены и пол в гостевом туалете. Запаковал меньшую из посылок. Надо уже опять собираться к Тане на работу. Врач так и не перезвонил. Пришлось позвонить опять и сказать, что какое-то время меня не будет дома, и что когда появлюсь - сообщу.

В здании, где работает Таня, имеется подвал такой же площади с несколькими помещениями. Одно из них выполнено в виде кабака или кнайпы с баром. Там и было намечено отметить задним числом нашу свадьбу среди сотрудников. В отличие от моей работы, Тане выделили определённую сумму денег для этого, дали два дня отпуска и даже сделали совсем недешёвый подарок - блестящее ведёрко для бутылки шампанского и льда. Ну и потом это был хороший повод поддержать и развить контакты с коллегами и дать повод себя заметить. Плохо, что на моей работе последнее время создалась довольно напряжённая обстановка. По крайней мере между мной и нашей новой шефиней. Между коллегами, вроде, всё по старому, хотя кое-какие перемены тоже наблюдаются. Итак, мы с Таней стоим за баром и встречаем гостей. На двери висят три фотографии со дня бракосочетания только с нами и с нами и со свидетелями. На столах пироги, солёные палочки и чипсы, тарелки и приборы. Протекает всё почти как по конвейеру. Приём кратких поздравлений, короткое представление меня коллегам - не запомнил практически ни одного имени. Затем вручение бокала или только с сектом, или с апельсиновым соком, или сект с соком пополам. После этого пришедшие проходят за стол и там общаются с друг другом, с нами, принимаются за пироги и т.д. В общем всё это продолжалось ровно час. С 11:30 до 12:30. Кто приходил и уходил раньше, кто позже, но через час мы остались, к огромному нашему облегчению, одни. Представление закончилось. Можно расслабиться. Прибрались, упаковали оставшиеся три бутылки, формы для пирогов и пару домашних приборов в сумки. Собрали оставшиеся куски пирогов в одну большую тарелку и отнесли её в кухню. Я подхватил сумки и отнёс в машину. Минут через десять вышла Таня, и мы поехали домой.

Дома увидел, что был звонок из клиники. Перезвонил, но врач опять был занят. То ли из-за погоды, то ли из-за пережитого напряжения почувствовали себя уставшими и бухнулись в кровать. В пол-четвёртого меня разбудил телефонный звонок. Звонили из Телекома, предлагали консультацию по их тарифам. Через пару месяцев у нас заканчивается с ними договор. Естесственно, не хотят, чтобы мы ушли к конкурентам. Хотелось дальше спать, но я подумал, хорошо, что проснулся. Можно опять позвонить доктору. И надо же. Я его застал. Поведал ему, что, как я думаю из-за таблеток, чувствую себя усталым, что буквально каждое движение даётся через силу. На что доктор сказал, что это побочные явления, которые не у каждого человека именно так проявляются, и чтобы я прекратил принимать эти таблетки, и что эти нежелательные эффекты должны через пару дней исчезнуть.

Вечером я всё-таки смог прибраться в гостевом туалете. Пришлось губкой и моющим средством оттирать брызги от крема. Затем соорудили салатик из свежих овощей, запаслись калбаской и белым итальянским хлебом - чабатта, и уселись у телевизора смотреть фильм "Liebe um jeden Preis", который я до этого записал.

Вторник, 21.06.2011
Уснули уже где-то после двенадцати ночи.Ночью разбудил шум. У соседей сверху, вернее у соседки из однокомнатной квартиры по диагоноли, играла техно-музыка, которая, особенно басы, проникала в нашу спальню. Временами музыка прерывалась и тогда слышался резкий визгливый женский голос. Всё это напомнило мне последнюю квартиру в Брауншвайге на Линне штрассе. Там соседка иногда устраивала ночные разборки со своим сожителем.
Отработал первый день после отпуска. Был еще немного заторможенный после таблеток. Больше их не принимаю. Вечером, после работы, был сильно усталый. Постелил спортивный коврик в рабочей комнате, улёгся на спину и минут сорок дремал. Потом варил куриный суп.  Таня была в своей школе. Когда пришла - вместе похлебали супчик и вскоре после этого отправились спать.

Среда, 22.06.2011
Сегодня чувствую себя лучше. Видимо, вещества, полученные с таблетками, потихоньку выводятся из организма. Постепенно возвращается энергия. Но веду себя всё равно ровно и спокойно, чтобы не перенапрягаться.

Посылка
Сегодня, наконец-то, отправил посылки в Липецк. Одна девять килограммов, другая восемнадцать. Восемьдесят евро за пересылку. Много, но что делать? В основном уже бывшая в употреблении одежда, но немного и новой или почти новой. Посмотрим, как дойдёт. Если блогополучно дойдёт, то посмотрим как подойдёт, как понравится и был ли смысл пересылать. С этими посылками - целая эпопея. Несколько месяцев назад стали собирать. Что-то взяли у родни, что-то нашли у себя, что-то докупили. Купили даже большую картонную коробку в Альди, в которую потом вошло восемнадцать килограммов, и на этом дело приостановилось. Закрутились в буднях и бытовухе. Работа - дом, дом - работа. Потом свадьба, потом, наконец, отпуск. В отпуске отмечали мой день рождения: покупки, готовка, приём гостей, уборка, а после всего этого и в себя ещё надо прийти. Наконец, дошла очередь и до посылки.

Четверг, 23.06.2011
Действие таблеток практически не проявляется. Почти целый день - с 10:00 до 15:00 проходило профсоюзное собрание в большом помещении спортзала. Вечером Таня была в школе, а я занимался не спеша уборкой.

Пятница, 24.06.2011
Последний рабочий день на неделе. Как правило, в этот день никто долго не работает. В час дня уже был в сауне, принадлежащей предприятию. Около четырёх позвонил Тане, подобрал её в городе, и мы поехали за покупками в Mix-Markt - русский магазин в Лаатцене. Приехав оттуда, расположились с пивом и копчёной рыбой перед телевизором, чтобы посмотреть следующие три серии: 24, 25 и 26 Twin Peaks, заранее записанные среди недели для подходящего момента.

Ганновер, воскресенье, 26.06.2011


суббота, 25 июня 2011 г.

Michael Jackson

На белом свете есть немало королей.
Не перечесть, не вычислить, не счесть.
Но сможет ль кто сказать из этих всех людей,
Что он не кто-нибудь, а - King of Pop сам есть?

Много есть на свете королей, но какой король может похвастаться, что он King of Pop? К сожалению уже больше никто. Два года прошло со дня смерти Майкла Джексона. А ведь он был даже на год меня моложе. Жалко. Много про него написано. И в Википедии можно почерпнуть о нём немало правильной и нужной информации. Но тем не менее приятно иногда найти то, что ещё не видел, тем более, если это ещё и хорошо и с любовью сделано.

Тем, кто не считает себя его поклонником, и считает себя очень далеко даже в мыслях от этого,  можно почитать статью Майкл Джексон был заложником кремлевских интриг , в которой можно найти следующую шутку из 90-х:

- Папа, а Бог мужчина или женщина?
- И то и другое, сынок, и то и другое.
- Папа, а Бог черный или белый?
- И то и другое, сынок, и то и другое.
- Папа, а Майкл Джексон – Бог?

 А для более продвинутых в этом направлении будет, наверное, интересна страничка Everything MJ

среда, 22 июня 2011 г.

Великая Отечественная война

Среда, 22.06.2011

70 лет назад началась Великая Отечественная война. Сколько про неё написано и сколько фильмов снято. Кроме патриотической интерпретации военного периода, последнее время всё больше появляется публикаций о головотяпстве тогдашнего советского руководства, приведшем к неоправданно большой потере человеческих ресурсов. Не мне об этом судить. И не мне об этом писать. Думаю, что во всяком высказывании есть доля истины. Вопрос только в готовности отдельной личности или группы людей принять это или оттолкнуть это. 

Всё меняется. В том числе и наши взгляды на события. Мог ли кто-нибудь себе представить лет 25-30 назад распад Советского Союза? Однако случилось. А память о войне? Она такая же, какая была на протяжении последующих десятилетий? Или если рассматривать 50-е, 60-е, 70-е, 80-е, 90-е годы и текущее столетие - нельзя найти никаках изменений в этом вопросе? А каким историкам или другим людям можно верить, а каким нельзя? И почему? И расставит ли время всё по своим местам? Или так и будет происходить вечное переписывание истории? А чья правда правдивее? А существует ли она вообще? Или всё относительно? И у каждого своя правда? Заранее прошу прощения, если у кого-либо эти строки вызывают негативные эмоции. Никого не хотел задевать. Правда.


Ганновер, воскресенье, 26.06.2011

воскресенье, 19 июня 2011 г.

"Трахнуть мозги читателю". Взгляд, WOW, livejournal, ...

"Авторы поняли, что вернее всего – трахнуть мозги читателю. Вот такой круговорот в природе фантастического героя."
Этот заголовок взят из статьи «Круговорот в природе фантастического героя» Сергея Лукьяненко, писателя и колумниста газеты ВЗГЛЯД. Я люблю его книги и не упускаю случая прочесть его свежую статью. Так было и на этот раз. Тем более - такое интригующее заглавие. Содержание пересказывать не буду, можно посмотреть также в его блоге, но квинтэссенцию этой заметки я привёл в цитате вверху.

Я довольно регулярно посещаю страничку газеты "Взляд". И следующий автор, которого я также частенько читаю, это Наталья Радулова, журналист, колумнист газеты ВЗГЛЯД. Много пишет о (не)взаимоотношениях полов. Часто очень провокационно, но своеобразно, необычно и, на мой взляд, интерессно. Прочитав её очередную статью, наткнулся на ссылку на её блог, открыв который, наткнулся на пост "Кричать о Великой Победе могут только отъявленные эгоисты или даже ненормальные", являющимися выдержками из публикации Андреева Петра Харитоновича на странице "Я Помню". Сказать то, что события, описанные там, ужасны - мало. Новый взгляд на войну - тоже мало. Больше всего поражают комментарии в блоге Радуловой. Да и не только там. Тенденция прослеживается буквально по всему русскоязычному интернету. Очень мало действительно стоящих внимания отзывов, в которыех читатели пытаются более или менее объективно высказать свою точку зрения или дать оценку написанному. А очень много просто грязи. Причём высказанной, вернее, написанной нецензурными словами, попросту откровенным грубым матом. Да причём таким, какой я не часто слышал в разговорах, когда ещё жил на просторах нашей великой Родины. А здесь... Чёрным по белому. Написано. Безо всякого стеснения. Мужчинами и женщинами. Понятно, что тема животрепещущая. Так тем более требует бережного обращения. А что пишут? Оппоненты сводят счёты как с авторами, так и между собой. Безо всякой пощады и с большой порцией злости, а то и ненависти. Говорить о грамматике не приходится вообще. Мне, как человеку, живущему уже двадцать лет в другой стране, всё это кажется по крайней мере странным и практически необъяснимым. Хотя прожил там почти тридцать пять лет и, естессвенно, впитал в себя дух того времени и был свидетелем всех изменений в стране. Начиная с Хрущёва и кончая перестройкой.

Из этих комметнариев по ссылкам перебрался на блог Alzheimer: "Братство конца""Братство конца" #2 , окончание"Братство конца-2". Часть первая"Братство конца-2", часть вторая. Речь там идёт о современной Восточной Сибири.
"Здесь очень красиво. То есть ОООчень красиво. Нигде в мире нет ничего подобного.
Но кое-какой негатив я все-таки заметил: СТРАНА УМЕРЛА.
Без преувеличения. Но никто этого не заметил.
Просто о ней давным-давно забыли."
Почитайте если интересно. А заодно и отзывы читателей. Такие же, по большей части, непримиримые, злобные и с матами.

Честно говоря - не знаю, что страшнее. Прошедшая война или современная действительность? И вообще, читая эти статьи, а затем комментарии к ним, запутываешься всё больше и больше. Кто прав? Кто виноват? Где правда? Где ложь? И думаешь: "Какой бред!". То ли болезненные фантазии, то ли горькая действительность? Всё так перемешано и полито таким толстым слоем грязи, что хочется перефразировать верхнюю цитату: "Комментаторы (не)поняли, что вернее всего – трахнуть мозги друг другу, а заодно и читателю. Вот такой круговорот".

Ганновер, воскресенье, 19.06.2011

пятница, 17 июня 2011 г.

Галя С. - 3. Галины похороны


Пятница, 17.06.2011

Сегодня в 14:00 в Миндене Галины похороны. От нас ехать меньше двух часов. Чтобы не опоздать, решили выехать сразу после одиннадцати. По дороге надо будет забрать ещё одного бывшего Галиного одноклассника - моего тёзку. Около двенадцати подъехали к нему домой, выпили с ним и его женой кофе и поехали дальше. Дорога была свободная, пробок не было. Видимо, ещё рано. После обеда, часов с трёх, начнётся более интенсивное движение, но потом надо будет ехать в другую сторону. А назад в город, в пятницу, во второй половине дня, как правило, движение не очень сильное. Все едут, в основном, на выходные из города. Примерно через час мы уже въехали в Минден. Хорошо, что есть навигатор. Без него, наверное, было бы невозможно так быстро и точно достичь цели. Ехать пришлось по довольно запутанному маршруту. В самом городе дорога петляла и извивалась по холмистой местности самым непредсказуемым образом. В конце пути пробирались по узеньким улочкам между кварталами небольших, видимо, частных домов, дачных участков, с домиками поменьше, и каких-то маленьких не то сквериков, не то парков. Вокруг росло много деревьев, цветов и прочей зелени. Красиво, уютно, спокойно и тихо. Целый день светило солнце, но не было жарко. Около двадцати градусов. По чистому, промытому недавними дождями, голубому небу проплывали белые, пушистые, кучерявые облака. Настоящая идиллия. Трудно укладывалось в голове то, что в такой прекрасный день предстоит очень траурное, печальное мероприятие. Казалось, что в такой день люди должны только радоваться жизни и не думать об утратах близких. Но, видимо, для смерти ни погода, ни время не играют никакой роли. А жизнь идёт своим чередом, ни у кого ни о чём не спрашивая.

Вдоль улицы и возле кладбища стояли запаркованные машины. Неподалёку от входа на маленькой стоянке нашлось место и для нашей. Само кладбище снаружи выглядело не очень большим - небольшой прямоугольный квартал, опоясанный с четырёх сторон неширокими улицами. Повсюду зеленеют деревья и кустарники. У входа стояли вытянутые в ряд и обращённые друг к другу две группы людей. Лицом ко входу стоял Галин сын, слева от него его подруга и ещё один мужчина, видимо, близкий друг семьи. Напротив сына стоял отец, рядом - незнакомая мне женщина и Галин брат. Втроём мы приблизились к ним, поздоровались и выразили свои соболезнования. Через какое-то время отошли в сторонку в ожидании следующей процедуры, уступив место вновь прибывающим гостям. На территории кладбища, недалеко от входа слева, находидась маленькая капелла. У её двери снаружи на катафалке стоял гроб, накрытый чёрной материей. Вокруг толпились провожающие в последний путь родные и близкие, к которым мы и присоединились. Через некоторое время раввин подал знак начала прощальной процедуры. К стоявшим возле капеллы присоединились все остальные, стоявшие до сих пор поодаль. 

Кантор пел молитву. Время от времени присутствующие повторяли за ним: “Аминь”. После завершения песнопения от окружающих отделилось шесть человек. Эта группа людей подошла с двух сторон к катафалку, имеющему колёса, взялась за ручки и покатила его в глубь кладбища. Сопровождающие вереницей медленно и молча потянулись вслед. Возле приготовленной могилы - горка вырытой земли. Могила окружена, видно, не тяжелым, но прочным, из металлического каркаса, настилом. Перед ним катафалк остановился, с него сняли покрывало, и взору открылся уже ничем не защищённый, изготовленный из свежего дерева, как и полагается - без украшений, гроб. Когда все, прибывшие на похороны, подошли и окружили широким кругом место погребения, раввин, после некоторой паузы, дал понять, что гроб можно опускать. Три каната, шесть человек - по два на каждый конец. По настилу с обеих сторон - по трое с каждой. Гроб медленно опускается вниз в тишине. Слышны негромкий шелест листвы, одиночные всхлипывания и поскрипывание канатов. Негромкий стук о дно могилы - гроб с телом достиг окончательной точки своего пути. Канаты отпущены с одной стороны. Подняты с другой. Шестеро разошлись по сторонам. С торца могилы, со стороны ног, стоит треножник, на котором установлен горшок с землёй, в которую воткнута лопатка. Сначала ближайшие родственники, а затем и гости, по очереди, медленно приближаются к могиле, набирают в лопатку земли и бросают её сверху на гроб. Кто по одной лопатке, кто по две, кто по три. Затем отходят на свои места. Вот уже последний из присутствующих отдал свою последнюю дань усопшей. Потом также по одному подходят к вдовцу, сыну и брату, выражают своё соболезнование и отходят. Постепенно кладбище пустеет. Мы втроём идём к машине через другие ворота.

Путь назад протекал, как я и предполагал, без каких-либо осложнений. Меньше чем через час мы были уже у Таниного одноклассника дома. Побродили немного по террасе и по садовому участку, затем сели за стол и помянули Галину. За неспешным разговором прошёл наш обед, и мы стали собираться домой. Хозяин проводил нас до машины и помахал рукой на прощание. Минут через сорок мы были дома.


Таня пишет

В пятницу 17.06. мы похоронили Галю на маленьком еврейском кладбище в Миндене, почти рядом с могилами её родителей. Людей на похоронах было много - Галины друзья, знакомые, родня. Ну и мы - Саша и я и ещё один наш одноклассник. Галин муж, вернее вдовец, и её 24-летний сын были совсем убиты горем. Вчера я им звонила - узнать, как они там в эти самые тяжелые дни. Мы говорили о том, что теперь им надо учиться жить по-другому, без неё, а это нелегко. Ну да хватит о грустном, пусть земля ей будет пухом.


P. S. В обе поездки - в Люббеке и Минден - я брал с собой фотоаппарат, но так ни одного снимка и не сделал. Бывшие одноклассники прислали Тане по электронной почте несколько фотографий с Галей. Её страничка всё ещё висит в “одноклассниках”.


вторник, 14 июня 2011 г.

День неудач и разочарований

Вторник, 14.06.2011

Всё началось ещё ночью, когда Таня разбудила меня из-за того, что я, как она говорит, храпел, и попросила перевернуться на бок. Так как я уже лежал на правом боку, то повернулся на левый. Но было неудобно, и я всё больше и больше просыпался, пока сон вообще не пропал. Может быть, я и засыпал кратковременно и при этом всхрапывал? Не знаю. Но в конце концов Таня ушла в гостиную на диван. Через какое то время я почувствовал, что проснулся окончательно, и лежал закрыв глаза, стараясь не шевелиться, чтобы - может быть - уснуть. Это продолжалось довольно долго, думаю, что часа полтора, не меньше. Потом всё же уснул, примерно около трёх ночи или утра, кто как привык называть это время суток.

Проснулся в десятом часу, вставать не хотелось, и я с сожалением подумал, что мои сегодняшние планы полетели вверх тормашками. Не все, конечно, но по крайней мере часть из них. Вчера думал усесться с утра писать дневник, а потом поехать закупаться. Что ж, дневник придётся отложить. Спешить уже никуда не хотелось. Приготовил завтрак, посмотрел в интернете, как делать мясо мягким, и уже после двенадцати выбрался из дому, сел в машину и поехал закупаться.

Пришлось объехать три магазина, чтобы купить овощи на салат. В ALDI не было вообще, видимо еще с утра раскупили что было. В REWE не было огурцов, пришлось ехать за ними в LIDL. Видимо, всё ещё сказываются последствия кишечной инфекции, вызванной бактерией EHEC. Хоть тревогу уже и отменили, но нормальных поставок овощей для салатов всё ещё не наладили.

В CENTICе, русском магазине на Миттельфельде (Mittelfeld), где я надеялся купить маленьких огурчиков для засолки, сказали, что на этой неделе, наверное, их не будет. Сломалась машина, на которой их завозят из Польши. Купил пучок свежого укропа, хоть что-нибудь, и поехал домой. Правда, возле дома ожидал маленький приятный сюрприз. Как только я запарковался и вытащил покупки из машины, подошла Таня, вернувшаяся с работы.

Разобрав покупки, соорудили себе салат, и Таня, которой через полчаса уже надо было выходить в "школу", села перекусить. Я же всё ещё лелеял надежду приготовить по-настоящему вкусный шашлык на специально купленном для этой цели газовом гриле на балконе. Каково же было моё разочарование, когда ни гриль, ни мясо не принесли никакого удовлетворения. Претензии к грилю: мясо получалось либо сырое внутри, либо пересушенное. Претензии к мясу: видимо из-за неудачного маринада вкус осталял желать много лучшего. В конце концов, пришлось мясо выбросить. Долог, видимо, путь к мастерству. Ещё учиться и учиться. Но в тот момент я думал толко о том, что больше к грилю не подойду. Ни за какие коврижки. О чём и заявил Тане, когда та пришла домой.

Чтобы не было скучно во время поедания "шашлыка", включил первую, вступительную серию "Twin Peaks" через компьютер - самый ближайший источник изображения и звука к балкону, дабы не отдаляться от него далеко, так как на гриле всё ещё жарилось мясо.

Но вот наконец и последний шампур снят с огня. Гриль выключен, газ перекрыт. Вроде можно расслабиться и пойти досматривать фильм по телевизору в гостиной. Тут запел свою электронную песню телефон. Звонила Танина подруга Габи из Брауншвайга, чтобы пригласить нас к себе на день рождения. Вроде бы радоваться надо. Но не тут-то было. Она рассказала, что компьютер, который она получила от меня, перестал работать, что ей не хочется терять свои наработки на нём, и явно намекала на то, чтобы я ей помог в этом разобраться. Компьютер, о котором идёт речь, и уже бывший лет пять-шесть к тому времени в употреблении, я продал ей в 2006 году - пять лет назад по дешёвке. И вот теперь это возвращается ко мне бумерангом. Естественно, после приглашения я не мог ей отказать и сказать, что её старый компьютер меня совсем не интересует. Впрочем, и без приглашения вряд-ли я повёл бы себя по-другому.

Уже довольно сильно разочарованный сегодняшним днём, я пристроился на диване в гостиной смотреть "Twin Peaks" дальше, уже через телевизор. Но, очевидно, ещё не все неудачи кончились на сегодня. Я заметил, что звук отстаёт от изображения. Бросился к компьютеру - всё нормально. Назад к телевизору - отстаёт. Стал менять всевозможные настройки на Media Player-e, подключённом к телевизору. Никаких результатов. Звук не догоняет изображение. Махнув на это занятие рукой, пошёл досматривать фильм на компьютере - безо всякого комфорта.

В остальном, остаток дня прошёл без особых приключений. Разговаривал по телефону со своей сестрой Галкой насчёт посылки, которую мы ей начали, вот уже как не первый месяц, готовить к отправке в Липецк. Пол-десятого приехала из "школы" Таня на трамвае. Мы попили чай и вспомнили также невесёлую историю, произошедшую буквально в эти дни с ней. История на тему: "Каждое доброе дело наказуемо". И как трудно доказать человеку, что ты не верблюд. Особенно, если этот человек в теме не разбирается и верит только тому, что выгодно для него.

Слава богу - день закончился, и можно идти спать.


Ганновер, среда, 15.06.2011



воскресенье, 12 июня 2011 г.

Галя С. - 2. Галина смерть


Воскресенье, 12.06.2011


Сообщение от Галиного мужа от 12.06.2011: “Galya has died last night at 03:55.”


Таня пишет

Сегодня мне пришло сообщение от Галиного мужа: она умерла этой ночью в хосписе, медсестры говорят - во сне. Сам Юра сидит сейчас в Иоханнесбурге, в длительной командировке. Может, успеет приехать на похороны. А пока всеми приготовлениями занимаются Галин 24-летний сын и старший брат. Мы с Сашей были у Гали буквально накануне её смерти- примерно за полтора суток. На нее было страшно смотреть- так ее изменила, измучила болезнь. Она нам обрадовалась, мы немного поговорили, но ей было тяжело - очень сильная слабость. И этот тихий, булькающий, неумолимый тяжкий кашель. И сознание время от времени плыло, но потом снова возвращалось. Она знала, что ей совсем мало осталось жить. Но об этом не говорила - щадила сына. Эта картина стоит у меня перед глазами - изможденная, прозрачная, скорбная Галя и сын, совсем еще молодой парень, ставший ей за последние месяцы и отцом, и матерью, и другом, и сиделкой, и утешителем. И, наверное, исповедником. Когда она начала засыпать от снотворной таблетки и мы втроем ушли из комнаты, я сказала ему: тебе нужно много сил, и тебе надо этих сил набираться, находи себе хоть немного положительных эмоций. Он согласился и сказал: да, тяжелые времена еще предстоят. Мальчик, наверно, даже не предполагал, как быстро придут эти тяжелые времена. Для него они лишь начинаются. Когда на следующей неделе Галю похоронят, когда уляжется суета и хлопоты закончатся - вот тогда придут тяжелые времена. Пустота. Никуда не надо бежать. Не надо ночью прислушиваться к ее дыханию, к звукам мобильного телефона, ничего этого больше не надо. Приоритет, который последние месяцы диктовал ему каждый шаг, исчез. Новые приоритеты пока еще не обозначились. Но есть огромная, глубокая, кровавая рана - мальчик очень любил мать, был ей уже много лет чуть ли не единственным по-настоящему близким человеком.


пятница, 10 июня 2011 г.

Галя С. - 1. Хоспис в Люббеке


Пятница, 10.06.2011

Галина С. - бывшая Танина одноклассница и всё ещё её подруга. Несколько месяцев назад врачи ей поставили страшный диагноз - рак с метастазами по всему организму, в том числе и в мозг. Шансов практически никаких. Можно лишь немного оттянуть время и облегчить страдания. Болезнь быстро прогрессирует - Галина уже лежит в хосписе. Это - медицинское учреждение, в котором больные с прогнозируемым неблагоприятным исходом заболевания получают достойный уход в последние дни своей жизни. Её сын Игорь почти неотлучно при ней. Ему двадцать четыре года. Он студент. Распланировал свои занятия так, чтобы для матери оставалось побольше времени. Её муж работает очень далеко за границей и приезжает, как только может вырваться с работы. Сегодня мы с Таней едем навестить Галину.

Я всё ещё в отпуске. Никуда не поехал. Готовлю обед и жду Таню. Около двух она пришла с работы. Сели обедать. На обед: варёная картошка с копчёным лососем и салатом. После обеда Таня позвонила Игорю в Минден и сообщила, что мы приедем попозже, чем планировали, часов в шесть вечера. Затем собрались, сели в машину и поехали. Останавливались один раз на автобане, пили кофе с бисквитом. В 18:15 добрались до места. Сначала остановились возле автомастерской и расспросили, где находится нужный нам хоспис. Оказалось - совсем рядом, буквально в трёхстах метрах. Подъехали поближе. Таня позвонила Игорю. Вскоре он вышел и проводил нас в комнату своей матери.

На неё было тяжело смотреть: страшно худая, совершенно обессиленная и время от времени теряющая связь с действительностью женщина. Один раз ей показалось, что она находится на веранде в своей квартире. Иногда переставала узнавать окружающих. Временами кратковременно забывалась. Мы привезли с собой немного клубники, и Игорь понемногу скармливал её с вилки. Таня рассказывала ей об общих старых знакомых и последних новостях о них. Галина почти всё из разговора понимала, вспоминала о ком шла речь, иногда тихим голосом с напряжением переспрашивала или уточняла. Один раз высказала мысль, что скоро поправится и опять вернётся домой. Ей было трудно разговаривать и не совсем удобно сидеть в кровати. Сын время от времени менял ей позу. Около семи вечера он дал ей снотворную таблетку, мы ещё немного посидели и попрощались с ней. Таня ещё какое-то время разговаривала с Игорем в коридоре, затем, около восьми вечера, мы вышли вместе на улицу и распрощались с ним. Он пошёл к своей машине, а мы сели в свою и тронулись назад к дому. Один раз останавливались, но уже ничего не ели.

Домой приехали примерно в половине десятого. Я хотел было заняться приготовлениями на завтра - к нам должны были прийти гости, но Таня сказала, что лучше было бы просто посмотреть какое-нибудь кино. Да и то правда - надо было чем-то отвлечься от тяжёлых мыслей и впечатлений, оставшихся от посещения Галины в хосписе. Мы выбрали из своих запасов на домашнем сервере фильм “Nanny Diaries”, а затем досматривали "Интердевочку" по русскому телевидению. Спать пошли поздно. Около двух ночи.


Из Таниных воспоминаний

На Галю было страшно смотреть- так ее изменила, измучила болезнь. Она нам обрадовалась, мы немного поговорили, но ей было тяжело- очень сильная слабость. И этот тихий, булькающий, неумолимый тяжкий кашель. И сознание время от времени плыло, но потом снова возвращалось. Она знала, что ей совсем мало осталось жить. Но об этом не говорила - щадила сына. Эта картина стоит у меня перед глазами - изможденная, прозрачная, скорбная Галя и сын, совсем еще молодой парень, ставший ей за последние месяцы и отцом, и матерью, и другом, и сиделкой, и утешителем. И, наверное, исповедником. Когда она начала засыпать от снотворной таблетки и мы втроем ушли из комнаты, я сказала ему: тебе нужно много сил, и тебе надо этих сил набираться, находи себе хоть немного положительных эмоций. Он согласился и сказал: да, тяжелые времена еще предстоят. 

четверг, 9 июня 2011 г.

О храпе во сне, больнице и бомже

По дороге в больницу
Утром, нехотя выбравшись из объятий сна, а точнее сновидений, быстро умывшись и собравшись, попрощавшись с женой, набросил приготовленный с вечера рюкзак на плечи и закрыл за собой дверь. В коридоре меня ждал велосипед, так же с вечера приготовленный. Спустил его вниз по лестнице, благо всего на один этаж, оседлал его и вот мчусь уже через прохладное утро и пол-города в ганноверскую высшую медицинскую школу - Medizinische Hochschule Hannover (MHH) бороться с храпом. В общем-то эта школа подпадает под определение - университет прикладной медицины. Прекрасное утро. Около двадцати градусов тепла. Немного ветрено. И на ум приходит старая песня "Поющих гитар" из дальнего детства:

Трудно было человеку
Десять тысяч лет назад,
Он пешком ходил в аптеку,
На работу, в зоосад.
Он не знал велосипеда,
Слепо верил в чудеса,
Потому что не изведал
Всех достоинств колеса,
Колеса.
Солнце на спицах,
Синева над головой,
Ветер нам в лица,
Обгоняем шар земной.
Ветры и вёрсты,
Убегающие вдаль,
Сядешь и просто
Нажимаешь на педаль.
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
А теперь на белом свете
Все куда-то колесят,
Едут взрослые и дети
На работу, в зоосад.
Едут в баню и аптеку,
Едут к тёще на обед,
Что же будет с человеком
Через десять тысяч лет,
Тысяч лет...
Солнце на спицах,
Синева над головой,
Ветер нам в лица,
Обгоняем шар земной.
Ветры и вёрсты,
Убегающие вдаль,
Сядешь и просто
Нажимаешь на педаль.
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
О-о, о-о, о-о, о-о
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль
Даль-даль-даль-даль

Честно говоря, до того времени как я увидел эту песню в напечатании, то бишь до сегодняшнего дня, я думал, что в припеве произноситься не " Даль-даль-даль-даль", а "Дай-дай-дай-дай". Возможно - особенность восприятия, когда неосознанно в первую очередь приходят наиболее знакомые ассоциации, вытесняющие или подменяющие реальность.

Ходы и Коридоры
Через полчаса я уже на месте. Комплекс начинается с большой двухъярусной стоянки для машин. Думаю, что на несколько сотен хватит. Над стоянкой возвышается главный девяти-, а то и десятиэтажный корпус. Смотря с какого уровня считать. К тому же есть несколько уровней ниже нулевой отметки. Вдоль длинного основного коридора, кстати о снах, очень широкого и высокого, находятся три отсека с тремя грузовыми и тремя пассажирскими лифтами в каждом. Лифт - Skateboard? В самом конце ещё один, но выглядит ли он так же как и другие - не знаю, поскольку до туда не дошёл. Столько же, по количеству отсеков, лестниц с самого низа и до самого верха. В главном корпусе несколько входов с далеко идущими внутрь основными проходами, также соединённых между собой разветвлённой системой дополнительных коридоров и коридорчиков. Кроме этого ещё множество вспомогательных зданий, разбросанных по всей территории больницы и соединённых между собой и главным строением подвесными галереями и, как я думаю, подземными переходами.

Вот и думай после этого - о чём бывают сны? О прошлом, настоящем или будущем? Воспоминание или предчувствие? Или это отрывочные грёзы из другой параллельной жизни? Порождение деятельности мозга и нервной системы? Или вперемежку всего понемножку? Ладно. Поехали дальше.

Обратившись в информационное бюро на входе, выяснил куда идти дальше. Рядышком за углом по коридору надо было тянуть номерок из автомата и ждать пока вызовут. Прошло немного времени, и я уже показывал своё направление от домашнего врача и получал необходимые документы для "сонного" отделения. Отделение для сна находилось на самом верхнем этаже. Сначала надо было пройти вдоль главного коридора до третьего отсека с лифтами "С", затем на одном из лифтов подняться наверх. Отделение 48. Опять информационное бюро. Там меня попросили пройти в конец коридора и заполнить анкету. Конец коридора, в общем-то, упирался в противоположную от главного входа стену. А в частности, в окно шириной и высотой как коридор. Так что подходя туда, создаётся впечатление: то ли коридор выходит в пространство за окном, то ли это пространство входит в коридор. И если бы не стекло, разделяющее коридор и то что находится снаружи, было бы, наверное, просто жутко. Прямо у окна квадратный стол, одной стороной почти упирающийся в окно. По двум другим сторонам по два стула. Сторона со стороны коридора имеет свободный подход. Внизу окна по всей его длине и высотой примерно со стол установлена внушительная, с рёбрами, может быть даже и чугунная, батарея отопления, которая запросто может также выполнять роль дополнительного ограждения. Очевидно, не мне одному пришли в голову мысли о безопасности, хотя стекло, должно быть, наверняка не хрупкое.

Окно
Зрелище, открывающееся взору, завораживает и приковывает поначалу всё внимание. С высоты птичьего полёта, как на ладони, видна большая часть города. Улицы, парки, здания, деревья. Пейзаж снаружи кажется непривычным и не совсем знакомым. Но через некоторое время начинаешь узнавать давно виденные с уровня человеческого роста места, по которым когда-либо ходил либо проезжал на машине. Впечатляет.

С левой стороны стола прямо у батареи сидела уже не молодая слегка округлая женщина в халате. Видно недавно позавтракавшая и теперь просто смотревшая в окно и по сторонам. Я пристроился с противоположной стороны и начал заполнять анкету, ловя время от времени любопытные взгляды, касающиеся предположительно прежде всего моей анкеты, точнее записей, оставляемых в ней. Что ж, как говорится, любопытство не порок. Впрочем, вскоре она то ли потеряла к этому интерес, то ли решила заняться какими-то другими, более важными делами и, собрав свои пожитки, покинула насиженное место. Пришла медсестра. Померяла давление: 135 на 85. Пойдёт ещё. Забрала анкету и сказала, что врач вызовет попозже. И поскольку, кроме как ждать, ничего другого не оставалось, мой взор опять обратился к открывающейся за окном панораме.

Краткое, ни к чему не обязывающее, знакомство
Но оставаться в одиночестве мне пришлось не долго. Появилась пожилая, полная, почти круглая, слегка переваливающая с ноги на ногу женщина со спутником. Это был молодой, лет тридцати, человек, и судя по тому как они общались друг с другом, по-видимому являющимся её сыном. По их одежде, манере держаться и разговаривать можно было заключить, что передо мной турки. Женщина села за стол но не возле окна, где до неё сидела другая дама, а рядом на соседний стул. Одета она была в пёстрое в тёмных, с преобладанием красно-коричневых тонов, платье. На голове такой же разноцветный в тёмно-бардовых цветах традиционный платок. У её сопровождающего была однотонная светлых тонов рубашка, тёмные брюки и чёрные закрытые ботинки. Тоже, в общем-то, традиционный наряд. Он сел на ближайший стул недалеко от стола, но часто вставал, чтобы посмотреть в окно, помочь своей матери заполнить анкету или быть переводчиком для неё. Та, в свою очередь, говорила очень мало и, как мне показалось, только на своём языке. А с парнем у нас даже завязался небольшой разговор. Поделились впечатлениями о виде из окна и выяснили, что живём неподалёку друг от друга и даже в одной части города - Бемероде (Bemerode): я в Кронcберге (Kronsberg), а он в Миттельфельде (Mittelfeld). Через некоторое время мы втроём стали свидетелями интересной сцены.

Бомж
Если встать лицом к окну, то получается, что стол находится в небольшой нише. А между этой нишей и основным коридором справа имеется небольшое ответвление - ещё один коридор метров десять длиной. Можно, конечно, рассматривать, что основной коридор изгибается буквой “Г” не доходя до окна. В конце этого ответвления, граничащего с внешней стеной, находится последняя шахта лифта, и рядышком с ней - последний лестничный марш. И пока наша маленькая компания занималась своими делами, послышалось лёгкое шипение открывающегося лифта на пороге которого нарисовалась странная фигура. В первый момент времени вряд ли кто обратил на неё особое внимание - мало ли кто поднимается на лифте. Я только отметил про себя, что это был довольно молодой, неопределённого возраста, примерно тридцати лет (плюс-минус) и немного потрёпанный с блуждающей улыбкой мужчина. Одет он был в светло-голубую дутую стёганую ромбиками болоньевую куртку, коричневые джинсы и на ногах носил коричневые сандалеты-шлёпанцы. Всё это не совсем первой свежести, но и в не слишком запущенном состоянии. С первого взгляда трудно было определить кто он такой, хотя сразу же показался немного странным. Увидев, что я обратил на него внимание, он, глядя на меня, улыбнулся пошире, как будто мы были знакомы. Я так же слегка улыбнулся в ответ и отвернулся, так как уж точно знал, что вижу его впервые. Не могу сказать, что мне было не по-себе, но вступать с ним в контакт не очень-то хотелось. Пройдя немного вперёд, он расположился на стуле рядом с парнем, немного помолчал, осматриваясь по сторонам, а затем спросил, показывая на стол с напитками, могут ли посетители взять что-нибудь для себя? В ответ тишина. Я лишь пожал плечами. В общем-то обычно посетителям в больницах разрешается брать себе напитки, но мы втроём дружно промолчали. Тогда он встал с места, подошёл к столику, выбрал себе бутылку 0,75 литра виноградного сока, сел на место, открутил металлическую крышку и прямо из горлышка жадно отпил изрядную порцию содержимого. Затем замер. Подождав немного и увидев, что мы уже не обращаем на него никакого внимания, опять поднялся с места и пошёл к лифту. Бутылки у него в руках уже не было. Наверное, спрятал за пазуху. Когда лифт наконец поднялся, он впрыгнул в него и через пару секунд исчез так же неожиданно, как и появился. Я переглянулся с парнем и спросил его, не видел ли он, куда тот дел бутылку? Молодой человек только пожал плечами и покачал головой. “Ну что ж”, подумал я: “Сдаст бутылку и получит пятнадцать центов. Тоже деньги. А больница не обеднеет.”

Приём у врача
К врачу всё не вызывали, и я решил тоже угоститься за счёт больницы. Уже имел право. Так как долго ждал. Пошёл вдоль коридора искать горячий кофе, нашёл, налил и пришёл на своё место возле окна. Но выпить успел только пол-чашки, как за мной пришли. Так с чашкой в руках я и зашёл к врачу. Разговор был короткий и сводился в основном к тому, чтобы посмотреть на меня, сделать пару уточнений в анкете и сказать, чтобы я запасся терпением, так как обследование может состояться самое раннее только в августе или даже в сентябре. На этом мой визит к врачу и закончился.

Выйдя на улицу, я вновь оседлал свой велосипед и не спеша покатил домой. Погода стояла чудесная, светило солнце, но жарко не было.

Ганновер, 13.06.2011, понедельник

Сны за три дня

Позавчера снились то ли очень большие коридоры, то ли залы переходящие один в другой с высокими дверями по сторонам. Окон не было, но было очень светло, убрано и как бы торжественно. Комнаты были высокие - не менее четырёх метров и широкие -  метров десять. Отделялись одна от другой широкими порталами или арками. В длину были метров восемьдесят. Одна из комнат, лежащая как бы в стороне была просто покрашена в белое и там стояли большие длинные столы. Некоторые с компьютерами. Людей было мало. Человек шесть. В основном все знакомые. И все почему-то теснились за одним столом, хотя слово теснились не совсем подходит из-за внушительных размеров стола. Но тем не менее я никак не мог там найти для себя место, чтобы пристроиться и даже не много возмутился: "Нельзя что-ли подвинуться как нибудь?" Наверное мы там собрались для того, чтобы что-то обсудить или над чем-то поработать. 
Уже после этого появились остальные безлюдные раскошные комнаты как-бы проплывающие перед глазами. По середине лежала дорожка тёмно-красного цвета с жёлтыми тонкими полосами вдоль краёв. Белые стены украшал ромбовидный, но скруглённый с завитушками орнамент. Между дорожкой и стенами стояли ряды столов с хрусталём и канделябрами.

Вчера был в огромном торговом центре на первом этаже которого находились рестораны и бары. Всё было шикарно. Я с какой-то группой людей, наверное была конференция, спустился сюда пообедать. Мне нужна была ложка и я довольно долго бежал по этому этажу, спрашивая в других ресторанах, барах и даже в посудомойке. Потом внезапно начался спуск вымощенный булыжниками по которому я уже бежал на перегонки с велосипедистом. Он не мог быстро ехать так как велосипед сильно трясся на камнях. Спускаясь ниже и ниже очутился на поросших изумрудной зеленью холмах. Там стояли колонны и полуразрушенные строения в древнем римском стиле. Журчал прозрачный прохладный ручеёк.

Сегодня я ездил на машине по довольно высоким холмам. Немного проехав увидел, что из машины выпал Skateboard и завис невдалеке над ущельем. Совсем как в фильме "Back to the Future". Выхожу из машины и пытаюсь достать ногами до него. Достал, но он нырнул вниз на самое дно ущелья. Пришлось спускаться и довольно глубоко. Внизу одно ущелье переходит в другое, разветвляется на множество боковых ходов. Один раз я даже залез в какой-то туннель-пещеру и поспешил выбраться обратно потому что подумал, что если пойдёт вода, то мне не сдобровать.  Skateboard я так по моему и не нашёл. 

Ганновер, 09.06.2011, четверг