вторник, 28 января 2014 г.

Тарбормошки

Иногда приходят на ум строчки стихотворений, которые когда-то были прочитаны и, которые казалось бы уже давно забыты. Но где-то в уголках памяти всё ещё хранятся их наиболее стойкие к стиранию фрагменты. Как правило все они имеют различную степень сохранности. То есть разбиты на куски разной величины. Временами последние всплывают в сознании. И вот один из них:

Розгрень. Юрзские хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рычисжас.

Потом что-то про бострый меч, Тарбармота, и про болото с цапчиками.

Вот и сегодня, не знаю уж по какой ассоциации, вспомнил о них. Наверное, потому, что сижу дома и болею. Похоже простыл в субботу на канале. Там было ужасно холодно. От -7 до -10. А до этого всю зиму было около нуля, да и то больше в сторону плюса. С утра побывал у врача и взял больничный до конца недели. Состояние или самочувствие ещё то - как у главного героя романа Яна Вейсса "Дом в тысячу этажей": не знаешь куда себя приткнуть и какое положение принять, а мысли путаются и перемежаются с какими-то образами, выплывающими как из тумана. Когда стоять, ходить или сидеть совсем невмоготу, ложусь, прикрываюсь одеялом и пытаюсь подремать. В эти моменты в полудрёме накатываются воспоминания детства, когда вот так же лёжа в кровати, листал журнал "Костёр" и читал рассказ, в котором было это стихотворение. Что за рассказ и кто написал - в памяти не сохранилось. Но вот когда это было, я всё же вычислил. Подумал, что такое чтение подходило, пожалуй, в классе пятом-шестом. Значит конец 60-х. Ну, это так сказать лирическое отступление.

Так вот, между чаем с лимоном и диваном подхожу время от времени к компьютеру и забрасываю в Google запросы на интересующую меня тему. Само стихотворение нашёл практически сразу. Но стало интересно, а кто же его написал. А самое интересное было найти в каком именно журнале было написано. И так, запрос за запросом выуживал всё больше и больше информации о занимающей меня теме. Количество линков росло вместе с точностью попадания. В конце концов оставил лишь несколько страничек с исчерпывающей информацией. Кому интересно может меня спросить: ссылки на всякий случай сохранил. Дальше пойдёт меньше моего текста и больше чужого, так как смысла излагать своими словами то, что уже хорошо cхвачено, нет.

Для начала само стихотворение и немного текста.

Возле Алисы на столе лежала большая толстая книга. Сев за стол, чтобы присматривать за Королем Белых (Алиса все еще тревожилась за него и держала чернила наготове на тот случай, если ему вдруг снова станет дурно), она стала ее перелистывать, отыскивая понятные слова. Но книга была вся на таком языке, "которого я еще не знаю",- так сказала про себя Алиса.

Вот как там было написано:

1.

Некоторое время она с недоумением рассматривала текст, но вдруг ее осенило: "Ведь это же зазеркальная книга! Если ее поднести к зеркалу, все слова в зеркале повернутся в ту сторону, в которую нужно!"

И вот какое стихотворение прочитала Алиса.

Тарбормошки

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рычисжас.

Сын мой, бойся Тарбормота!
Он когтист, клыкаст и лют.
Не ходи через болото:
Там ведь Цапчики живут!

Бострый меч берет он в руки,
Стрембежит в лесной овраг
И в овраге у корняги
Ждет, когда нагрянет враг.

Тяглодумчиво стоящий, 
Ожидает он, и вот,
Бурворча, бредет сквозь чащу
Пламеглазый Тарбормот.

Он как крикнет! Меч как жикнет --
Голова летит долой!
С ней подмышкой он вприпрыжку
Возвращается домой.

Победитель Тарбормота!
Дай тебя я лобзниму!
Урробраво! Привеслава! --
Говорит отец ему.

Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рычисжас.

2.
- Очень милые стишки, - сказала Алиса, кончив читать, - только местами трудные (как видите, она даже себе не призналась, что вовсе ничего не поняла). Так или иначе, они разбудили во мне множество мыслей, только я точно не знаю каких. Кто-то кого-то убил: это, во всяком случае, ясно...

- Ой, - опомнилась Алиса и даже подпрыгнула,- если я не потороплюсь, мне придется возвращаться за зеркало и я не увижу, как здесь выглядит все остальное! Прежде всего надо посмотреть сад! 
В один миг она выскочила из комнаты и побежала вниз по лестнице. Вернее, это был не бег, а новый способ быстро и легко спускаться по лестницам - так она про себя сказала. Касаясь перил самыми кончиками пальцев, она прыгнула и заскользила вниз по воздуху, даже не задевая ногами ступенек. Затем она таким же образом легко проплыла через переднюю и наверняка вылетела бы прямо в двери, если бы не схватилась за косяк. От долгого полета у нее немножко закружилась голова, и оказалось даже приятно ходить по земле, как обычно.

Это и есть то самое стихотворение из "Костра".  Его, а так же и всю повесть перевёл Александр Александрович Щербаков (1932-1994) - поэт, писатель, переводчик. В 1969 г. опубликовал перевод "Зазеркалье (про то, что там увидела Алиса)" в журнале "Костёр" (№3-7, 1969), а в 1977 г.  перевод "Приключения Алисы в стране чудес" (М.: Художественная литература).

В своей книге «Льюис Кэрролл в России», вышедшей в Анн-Арборе в 1994 году, доктор Фан Паркер, рассмотрев тринадцать изданий «Алисы в Стране Чудес», выполненных у нас с 1879 года, на первое место поставила два — по жанрам: вольный пересказ Владимира Набокова и перевод Александра Щербакова.

Вот, в общем-то и всё. Хотя... Ещё парочку картинок можно присовокупить. Как-никак раритет.

3.

4.

5.

Ганновер, вторник, 28.01.2014.

Комментариев нет:

Отправить комментарий